Значение открытия Крутцена

ядерная тьма
ядерная тьма

Крутцена можно назвать автором «ядерной тьмы» (или «ядерной ночи»).
Признавая эту его заслугу, научная общественность присудила ему, с некоторым запозданием, почетное звание «ученого-1984».

Открытие, сделанное Крутценом в 1978—1979 гг., не было самим автором вполне осознано и развито. Между тем оно давало начало новой футурологии климата и даже мира в целом.
Первые, кто увидел отчетливо горизонты нового знании, были «похоронные горнисты», группа TTAPS. В свою очередь, они упустили «марсианскую линию», несмотря на то что Саган как один из основных разработчиков программы «Маринеров» был с ней связан самым тесным образом. «Руки не дошли» — примерно так объяснил он, ознакомившись с докладом Института физики атмосферы АН СССР, где директор института академик А. М. Обухов, заведующий лабораторией член-корреспондент АН СССР Г. С. Голицын и его сотрудник кандидат физико-математических наук А. С. Гинзбург на примере марсианских бурь раскрыли совершенно новый тип теплообмена, который может восторжествовать после наступления ядерной ночи, резко усугубив метеорологический эффект.

Итак, «траурным горнистам», создавшим метеорологическую модель — «гибель динозавров от взрыва астероида», Крутцен открыл глаза на истинные масштабы «человеческого вулкана». Саган и его коллеги вставили данные ядерной ночи в свою модель и начали проигрывать на ней варианты последствий различных ядерных конфликтов. Ничего более гибельного, чем климат, который наступит после обмена ядерными ударами, не будет! — к такому выводу приводят эти расчеты.
Закончим здесь мыслью, что искусственное, а не естественное изменение климата, и холод, а не тепло,— худшая из возможностей, таящихся в будущем. Но нельзя же утверждать, что непременно худшая возможность реализуется. Мы не можем поэтому позволить себе смотреть сквозь пальцы на повседневную практику подрыва климатических устоев. Надо исходить из того, что впереди — вечность.