Японские хронисты пишут историю климата

климат Японии
климат Японии

Япония — вот где историк климата находит для себя нескудный материал у хронистов. Фенологическое чувство у этого народа в крови. Облетел ли клен, выпал ли снег, японец каждому такому событию уделит мгновения сосредоточенного и интимного созерцания.

Как драгоценный подарок судьбы здесь всякий раз встречают весеннее пробуждение природы, когда буйно цветет сакура своими розовыми недолговечными цветами. Официальные историки с XI—XII вв. записывали дни ее зацветания. Ранние даты, видимо, говорят о хорошей, теплой весне, поздние — о затянувшейся непогоде. И действительно, когда повеяло недавно в Северном полушарии холодом, участились поздние цветения сакуры. Здесь же отметим: календарь японской вишни показал колебания погоды, повторявшиеся через 11 лет, что стало сильным аргументом в руках приверженцев известной гипотезы о циклах солнечной активности.

Японские хронисты аккуратно заносили в историю даты первого пения соловья, первого кукования кукушки… Где еще могли бы вы встретить в старинных текстах жалобы на раннее опадение листьев клена… Фенолог Фудзивара 40 лет собирал и приводил в порядок записи о замерзании озера Сува в Центральной Японии. Метеоролог и историк климата Хидетоси Лракава подчеркивает ценность этих дат: в них как бы подытоживается действие температур за многие дни. Ведь вода весьма теплоемка, и озеро надо долго охлаждать, чтобы оно замерзло; значит, по этому показателю можно вернее судить, теплая или холодная была зима, чем по отдельной температуре в какие-то дни.
Как наслаждались они своим озером! Один из его историографов даже имя имел — Сува. Появились гребешки на поверхности льда — господин Сува посчитал их и занес в дневник. А гребешки эти получаются от температурных перепадов и трещин во льду. Из записей да г замерзания озера Сува следует, что с 1443 по 1700 г. в Центральной Японии было прохладнее, чем в следующие два с половиной столетия.
В 1603 г. Еясу Токугава установил свое правление в Эдо (Токио), и с тех пор официальные историки отмечали даты первого снега, так как к этому празднику глаз приурочивались личные поздравления феодалов дома Токугава.
Антология «Маньосю» своими четырьмя с половиной тысячами стихов охватывает все стороны жизни Японии VII—VIII вв., и понятно, японские стихотворцы не упускали фенологических деталей в своих картинах. В сборнике «Фудоки» рассказано, как Великое Божество прокляло дух горы Фудзи страшным проклятием. Вина Фудзи состояла в том, что гора не приняла родственника и была, кажется, недостаточно с ним вежлива. С тех пор Фудзи «всегда покрыта снегами, и никому не достичь ее вершины».