В местах обитания даманов

даманы фото
даманы фото

Я часто наблюдал, как на скалах, в местах обитания даманов, в полном согласии с ними жили и мангусты и ящерицы.

Подойдя к скале, мы увидим такую картину: даманы в одиночку или группками греются на солнышке, почесывая лапками свои усы, между ними носится проворный мангуст, а на отвесных скалах мелькают юркие ящерицы. Услышав сигнал опасности, все исчезают. Когда опасность миновала, сначала появляются ящерицы, затем мангусты и уже потом из щелей показываются головки даманов. Они все еще настороже, смотрят туда, где был враг, и, только когда ящерицы начинают ловить насекомых, их испуг проходит, и даманы опять вылезают погреться на солнышке. Лежа на солнце, даманы пристально смотрят на него. Отсюда возникло мнение, что эти животные слепые. В действительности же у них просто отличное от большинства млекопитающих строение глаза. На солнце они засыпают и поэтому часто становятся легкой добычей орлов и леопардов.

Вот что писал путешественник Эренберг о дамане, который жил у него дома. Больше всего даман любил лежать на подоконнике, хотя и испытывал при этом большой страх. Если мимо пролетали голубь или ворона, он очень пугался и торопился спрятаться в свой ящик. Иногда он вскакивал на стол, на котором было полно посуды, но вел себя так аккуратно, что ни разу ничего не опрокинул. Он вообще был большим чистюлей. Любил фрукты, картофель и другие сырые и вареные овощи, но больше всего — лесные орехи. На привязи он был ленивым и сонным, но как только оказывался на свободе, то становился веселым зверьком, который мог весь день носиться по комнате. Самым большим удовольствием для него было лежать вытянувшись у теплого камина. На зов своего хозяина он отвечал тихим свистом, подходил, позволял посадить себя на колени, погладить и почесать за ухом.
У Эмиля Голуба совсем иные воспоминания о встрече с даманом: «Это пугливый и ворчливый компаньон. Кроме человека даманов преследуют каракал и коричневый орел, для маленьких даманов опасны генетты, но все это не мешает их быстрому размножению. Я купил себе одного дамана за пять шиллингов и держал его в своем зверинце несколько месяцев. За участок, который я ему выделил, пришлось заплатить еще шесть фунтов, а милый даман, задушив двух козерогих антилоп, скрылся; несмотря на всю мою заботу о нем».