Тень Миланковича

жизнь в океане
жизнь в океане

Действие загрязнений, правда, не так просто оценить, как иногда полагают. Долгое время, например, считалось безусловно вредным, что реки вливают в океан сельскохозяйственные удобрения, смытые дождем с полей. А теперь видят и некоторую пользу: удобренные речные стоки дают подкормку планктону — многоликому семейству простейших морских организмов.

Весьма крупный потребитель двуокиси углерода, планктон в конце концов отмирает, тонет, течение сносит его к краю шельфа, вниз по континентальному склону, и углерод надолго выбывает из игры. Воды загрязняются, но воздух становится чище. Теперь рост планктона в мелких водах шельфа сдерживается уже не питанием, а только недостатком света. Тут неожиданное явление: тень Миланковича.
Когда группа исследователей (Н. Шеклтон и другие из Кембриджа), проанализировав колонну океанского грунта, определила газовый состав воздуха за несколько сотен тысяч лет и показала, что кривая концентрации углекислоты своими подъемами и спусками напоминает ритмы орбитальных изменений, которые брал в расчет Миланкович, произошло некоторое замешательство и недоумение. Каким образом земная орбита может быть связана с парниковым эффектом? Перебрав мыслимых посредников, ученые остановились все на том же планктоне. Эти мелкие водные растения весьма чувствительны к свету (аквариумисты заслоняют стеклянный домик от прямых солнечных лучей, иначе стенки так зарастают зеленью, что за нею ничего не разглядишь). От склонений и качаний Земли на ее космическом треке меняется не только распределение температур между отдельными ее областями, но и их освещенность. А в высоких широтах планктон океана (как и домашнего аквариума) ограничен в своем размножении не столько питанием, сколько светом.

Когда Земля обращена к Солнцу так, что эти области хорошо засвечиваются, сезон зеленых пастбищ океана удлиняется, планктон черпает столько углекислоты, что прямо-таки раздевает планету. Так от циклов Миланковича цепочка причин и следствий приводит к ледниковым эпохам.
И все-таки неизвестно, каков был бы климатический итог, если бы предположения насчет планктона оправдались. Зелень океана, по-видимому, слаба, чтобы спасти мир от перепроизводства углекислоты. Океан вообще-то занят собой, считает профессор Болин, круговорот углерода в нем относительно автономен. А по расчетам нашего океанолога В. Н. Степанова, планктон океана не может ответить ростом потребления на рост производства двуокиси углерода. За время с 1940 по 2000 г. проигрыш планктона в этом состязании будет один к семи. И вряд ли, пишет Степанов, «органическая растительность справится с дополнительной нагрузкой».