Серый варан

серый варан
серый варан

Нильские вараны живут вблизи почти всех африканских рек, где они находят убежище под подмытыми корнями прибрежных деревьев. Эти вараны считаются самыми большими врагами крокодилов: они подкрадываются к месту кладки яиц крокодила и крадут их.

Серый варан живет в самых сухих каменистых районах Северной Африки, охотится на песчаных равнинах между скалистыми холмами. Если человек настигнет варана и тот не сможет убежать, он, не задумываясь, поворачивается, выбрасывает вверх хвост длиной в метр и пытается броситься человеку в лицо или на грудь. Верблюдам, лошадям и ослам он вгрызается в живот, обращая насмерть перепуганных животных в бегство.
Из всех видов варанов, а их более тридцати, серого варана чаще других привозят в Европу и содержат в неволе. Его пойманные детеныши быстро утрачивают присущую им дикость, позволяют прикасаться к себе, их можно погладить, взять в руки. Когда вараны подрастают, надо быть осторожными, потому что эти животные всегда готовы к нападению и обороне, а раны, нанесенные их острыми, довольно длинными зубами, глубоки, болезненны и очень кровоточат. Обороняясь, варан наносит и чувствительные удары хвостом. Роттер пишет о своих наблюдениях над варанами, находившимися в Пражском зоопарке: «Когда в загоне, где содержались вараны, оказывался человек, они выпрямлялись, становились как бы в два раза больше и злобно шипели, при этом вставали к человеку боком, а как только тот приближался, резко хлестали его хвостом, как кнутом. К ним нельзя было подойти без высоких сапог, потому что такой удар мог кончиться тяжелым ранением. Чтобы поймать варана, его обязательно нужно схватить за голову и хвост. Один небольшой, примерно полуметровый, варан ударил служителя по руке и впился в нее так крепко, что нам пришлось выламывать животному челюсти, чтобы освободить товарища. Кость руки оказалась раздробленной».

Первого нильского варана мне удалось поймать в начале декабря 1967 года в Уганде. Жил я в небольшом домике на берегу озера Виктория, в восьми километрах от Энтеббе. Мы готовились к большой экспедиции в провинцию Киге- зи, под горным массивом Рувензори, ремонтировали вездеходы, готовили палатки, занимались многими другими делами. Каждый вечер после работы я ходил по берегу озера, часто ездил на лодке в направлении к заливу и наблюдал, как в свете заходящего солнца группа бакланов тянется низко над водой к ближайшим островам.
Однажды я, как обычно, шел к термитнику и тут увидел: сооружение термитов пытается захватить длинный, более метра, варан. Не раздумывая я подскочил к нему, схватил за сильный хвост и, не без труда вытащив из норы, другой рукой быстро сжал ему голову. Варан яростно защищался. Не знаю, как это случилось, но он дернулся, повернулся и острыми когтями своих передних ног впился в тыльную часть кисти моей руки. Когти проникли глубоко в мышцу.

варан на охоте
От варана нельзя было освободиться. Я бросился с ним к домику и уже издали закричал: «Скорее сюда, меня схватил варан!» Прибежали Коски и Лугуи. Сначала они подумали, что я лишился разума, и боялись дотронуться до варана. Наконец Коски ухватился за одну переднюю ногу варана, Лугуи — за другую. Они пытались вытащить когти из моей руки. Не получалось. Потом оба взялись за одну ногу и, только вытащив когти из моей мышцы, освободили меня и от другой его ноги.
Примерно через месяц я отправил варана вместе с крокодилом и несколькими ядовитыми змеями самолетом на родину. На следующий день из Цюриха по телетайпу мне передали: «При посадке в Цюрихе варан и крокодил сломали ящик и бегали по багажному отделению. Сотрудники компании поспешили закрыть отделение, работники Копенгагенского зоопарка поймали животных, ящик починили. Самолет вылетел в Копенгаген. Пресмыкающиеся сразу же были отправлены в Прагу. Груз доставлен в полном порядке».