Первый глобальный эксперимент

о температурных полях океана
о температурных полях океана

Во время Первого глобального эксперимента (ПИГАП, 1979) исследовательским группам в разных странах было дано задание — сделать численные прогнозы на срок от пяти до семи суток начиная с 12 часов 31 января 1979 г. Восемь прогностических центров подготовили урок.

При проверке заданий было установлено, что сравнительно с ошибками односуточного прогноза, ошибки удваиваются за трое суток и утраиваются за пятеро. «Машинисты» оправдывались тем, что январь, время бурных атмосферных процессов, еще труден для среднесрочных прогнозов. А кроме того, хотя в период ПИГАПа и удалось временно охватить земной шар сетью метеопунктов с самой малой ячейкой за всю историю метеорологии — 500 на 500 километров,— такая ли густота нужна…

«Машинисты» требуют уменьшить ячейку до 100 на 100 и повторять сетку через каждый километр для 40 уровней… Такое условие для численного прогноза только короткопериодных вариаций в Северном полушарии поставил член-корреспондент АН СССР Г. П. Курбаткин, известный специалист в области моделирования климата. Это раз в сто должно превысить сеть наблюдений, созданную для ПИГАПа. Не дают ли тем самым понять, что тут и пытаться бесполезно? Можно к той же мысли подойти с другого конца. Допустим, что когда-нибудь удастся вводить в машину недостающие ей сегодня сведения — о температурных полях океана, о распределении облаков и прочее.

Будет ли тогда модель более обозрима, чем сам труднообозримый объект, который она имитирует?

Несмело и непрошено всплывает вопрос: достаточно ли далеко рассчитываются математически прогнозы вообще? Есть задачи, не решаемые в принципе. Есть состояния, природной сутью которых является неопределимость. Не ставит ли климатическая система всею совокупностью своих связей непреодолимые препятствия перед жестким механизмом математического прогнозирования?

Так как игра с моделями увлекательна, завистливые коллеги прохаживаются на счет «чистых»: за что, мол, людям деньги платят. Но чистое любопытство исследователя, если смотреть исторически,— весьма доходная для общества человеческая слабость. Г. П. Курбаткин отмечает случаи, когда с помощью модели климата «открывали новые явления, которые позже обнаруживали в природе». Сейчас модели используют, и небезуспешно, чтобы понять, чего не хватает искусственной машине погоды для угадывания действий настоящей.

http://sipuni.com/