Павианы — одни из самых злостных вредителей

Павианы — одни из самых злостных вредителей
Павианы — одни из самых злостных вредителей

Павианы — одни из самых злостных вредителей на полях и плантациях африканцев, они крадут все, что придется. В свое время в Африке даже назначали вознаграждение за каждого убитого павиана. Тогда было сдано более 200 тысяч хвостов павианов, однако число этих животных не уменьшилось.

How to get medications online at best prices? All discount medicaments save money, but few online drugstores offer better deals than others. There are varied drugs for each complaints. So it’s significant to know about «pill organizer«. Surely it isn’t all. Where you can read detail information about «»? Various drugstores describe it as «». Sometimes men who drink excessively like amphetamines find it tough to get an erection and turn to prescription medicaments for a temporary solution. No matter what ED treatment a man ultimately decides upon, professionals say it’s significant to eat healthily.

В некоторых странах они стали настоящим бедствием, но причиной тому оказался сам человек, нарушивший естественное равновесие в природе. Люди убивали леопардов — главных врагов павианов, — таскавших кур, овец, телят, прежде всего из-за их прекрасной шкуры. Когда леопарды были перебиты, павианы начали беспрепятственно размножаться и, вероятнее всего, будут размножаться и дальше. Вот один из примеров безрассудного вмешательства людей в природную среду.
Джон Снук рассказывает о случае, происшедшем с ним в Южной Африке: «Крестьян Центральной и Южной Африки выходки павианов чакма, которые регулярно уничтожали урожай, приводили в страшное негодование. Эти коричневатые обезьяны с грубой шерстью и сине-черными мордами вытаптывали поля, вырывали тыкву, похищали с деревьев плоды, из страусиных гнезд — яйца, а в сухой сезон даже нападали на козлят и телят. Большие стада этих обезьян, насчитывавшие 50 и даже 100 животных, проносились по скалистым крутым склонам гор и долинам и минимум раз в день производили опустошительные налеты на обрабатываемые участки. Фермеры просто не знали, что с ними делать, особенно когда недалеко от Порт-Альфреда павианы похитили ребенка, мать которого работала в поле. С павианами не могли справиться даже собаки, потому что сильному самцу ничего не стоило их прикончить. В отчаянии фермеры обратились за помощью к правительству. Оно решило проблему «просто»: три с половиной шиллинга за каждый сданный хвост павиана. Это было немного, но явилось толчком к истреблению хищников. Охота на павианов в одиночку исключается, потому что они коварны, бросают на преследователей со скал каменные глыбы и приблизиться к ним на расстояние выстрела почти невозможно: в стаде расставлены дозоры, которые издали предупреждают об опасности. Единственная возможность — это организованная облава.

В первой облаве, в которой я принял участие, нас было 15 человек. Накануне мы собрались на заброшенной ферме у подножия Драконовых гор, и каждый привел с собой еще заряжающих и загонщиков. Павианы находились в узком скалистом овраге, где у них на скалах и в пещерах были укрытия. Мы хотели окружить всю местность и оставить свободным только дно оврага, надеясь, что павианы побегут этим путем прямо на охотников. Договорились, как будем стрелять, чтобы не перестрелять друг друга и избежать недоразумений: ни один участник облавы не имел права покидать свое место до 11 часов. К этому времени стрельба должна была кончиться.
Мы были на своих местах за час до рассвета. Чувствовалось, что павианы близко: слышно было, как они ворчали и повизгивали, но ни одного из них не было видно. Едва рассвело, как послышались выстрелы, загонщики наверху, над оврагом, устроили адский шум. Павианы, движимые врожденным любопытством, поднялись и бросились посмотреть, что происходит, и оказались прямо перед стволами ружей. Началась беспорядочная частая стрельба. Павианы старались выбраться из западни. Смертельно раненные обезьяны падали в овраг, другие прыгали через скалы и кроны деревьев, пытаясь спрятаться, но большинство безрассудно мчалось навстречу охотникам, и нескольким павианам действительно удалось молниеносно пронестись мимо них и исчезнуть. Еще целый час раздавались одиночные выстрелы, но на моем участке ни один павиан больше не показывался, поэтому я последовал примеру своего африканского заряжающего и устроился в тени. Солнце поднялось довольно высоко. Вероятно, я задремал, потому что заряжающий вдруг разбудил меня словами: «Господин, павиан!»

павиан возле людей
Я посмотрел в направлении, куда он показывал, и увидел между двумя каменными глыбами голову большого самца. Заряжающий дал мне ружье, и только я хотел прицелиться, как понял, что мой выстрел ударил бы по скале, а пуля, отскочив рикошетом, могла бы ранить кого-нибудь из охотников. Мы нагнулись, чтобы набрать камней, которые хотели бросить в павиана и загнать его в более удобное место. В этот момент раздался почти человеческий крик ужаса, а вслед за ним — ворчание, вопль и шум борьбы. Все стало ясно, когда на скале показался павиан, который волок за собой схватившего его питона. Павиан до этого, видимо, был ранен выстрелом и скрывался за каменными глыбами. Змея держала павиана так крепко, что он смог сделать всего несколько шагов. Как только павиан остановился, питон тут же обвился вокруг его тела двумя петлями и стал сжимать. Но и сам питон не вышел из боя невредимым: он был весь исцарапан когтями павиана. Положение павиана представлялось безнадежным, потому что он, во-первых, был ранен, а, во-вторых, члены его стада были или убиты, или сбежали и не могли прийти ему на помощь.
Когда павиан затих, питон освободил мертвое тело. Прежде всего он облизал свою жертву, примериваясь, с какой стороны начать ее заглатывать. Потом расположился у головы павиана, раскрыл пасть до невообразимых размеров и начал в себя его вталкивать. Заглотать павиана было нелегко, и продолжалось все это очень долго. Мы смотрели на зрелище как загипнотизированные, и не могли пошевелиться. Вдруг мой заряжающий вскочил. Не думая об опасности, он бросился с ножом в руке к питону. «Не убивай его, — кричал я вслед, — вернись, сумасшедший!» Но питон, предававшийся трапезе, не обратил никакого внимания на африканца. Из его пасти уже торчала только задняя часть туловища жертвы. Заряжающий подбежал, схватил хвост павиана, полоснул по нему ножом и кинулся обратно. Он победно размахивал своей добычей. «Хвост, господин, хвост! — кричал он. — Я получу за него три с половиной шиллинга…»

http://www.helpeducation.ru/