Открытие Леонарда фон Поста

пыльца растений
пыльца растений

Растения, животные подвластны климату и самим своим присутствием выдают его.
То же было и всегда. Если видовой состав останков растений богат, значит, здесь в некую эпоху было тепло, если беден — холодно. Можно доверять и тому, что вечнозеленые растения всегда были теплолюбивы, а хвойные, мелколиственные умели переносить холода, что деревья всегда были менее холодостойки, чем кустарник.

Как знать, что где росло? По отпечаткам, остаткам растений.
Двадцатитрехлетний шведский ботаник Леонард фон Пост, разглядывая однажды в увеличительное стекло образцы торфяника, обнаружил какие-то крупинки. Это были зерна пыльцы. Сколько же они пролежали? Когда все растение превратилось в торф, в перегной, сделалось почвой, и уж не разберешь, что там было, пыльца, пережив смены климата, смены эпох, остается узнаваемой и живой.

Упорна надежда жизни: а вдруг все же удастся дать потомство! Подсчитывают, сколько нашлось зернышек пыльцы того и другого вида, и восстанавливают в общих чертах картину местной флоры. Можно проследить даже ботанические переодевания региона на разных отрезках его истории. Так, в раскопках Самаркандской стоянки первобытного человека (Комсомольское озеро) были найдены зернышки пыльцы березы, ели, сосны, орешника, ольхи, вяза, папоротника, полыни, лютика, подорожника, различных злаковых, бобовых, в общем, представителей лесостепного ландшафта — свидетеля климата более прохладного и влажного, чем теперь.
Открытие фон Поста в свое время поразило мир. Но, как обычно бывает, после первых восторгов наступило разочарование, чтобы в конце концов определились реальные достоинства нового метода.
Пыльца свидетель коварный: она летуча и может быть занесена издалека, а растения — одно даст тучу пыльцы, другое — облачко. И вот найдя, скажем, явное засилье пыльцы сосны, исследователь запишет, что здесь тогда-то было подсушивание. Но то, возможно, всего лишь одинокая сосна среди малопродуктивных соседей — и вот создала видимость соснового леса.