Метеосправки прошлых веков

выпал снег
выпал снег

Мы подошли ко времени, непосредственно предшествующему новейшей истории климатологии — инструментально-измерительной, сменившей более поэтическую и менее достоверную. В XVIII и XIX вв. люди не ленились писать друг другу о каждодневных мыслях и делах, фоном для которых служит, естественно, погода.

Мария Ивановна Гоголь (мать Николая Васильевича) в письме к Кисяковскому жалуется, что она и дети «даже в шубах не могут отогреться в комнатах», что каждый день она «дрожит как в лихорадке».
Классическая литература и та документирует интересующие нас детали. Тургенев в «Записках охотника» вспоминает 1840 г. «В сороковом году, при жесточайших морозах, до самого декабря не выпадало снегу; зеленя все вымерзли, и много прекрасных дубовых лесов погубила эта безжалостная зима. Заменить их трудно; производительная сила земли, видимо, скудеет».
Таких замечательных «метеосправок» разбросано по страницам книг, журналов и газет тех времен во множестве.

Вся эта информация — из древней пыльцы цветов и трав, с древесных срезов, со страниц драгоценных манускриптов— дала историкам климата материал, достаточный для того, чтобы набросать широкой кистью ряд сменяющих друг друга картин. Они представляют климат как пульсирующий процесс. Это закономерность, а всякая открытая закономерность обещает показать нам будущее.
10 тысячелетий назад или около того, после нескольких ложных потеплений, обманувших и погубивших много тварей, наступила, наконец, пора, близкая нынешнему сравнительно теплому состоянию.
Тогда и началось сельское хозяйство в Междуречье и в долине Инда. Столь сильная перемена в природе сделала прежние способы добычи пищи — охоту, собирание сьедобных растений — ненадежными. Смягчившийся климат приглашал постепенно расширять пределы земледелия из прародительских мест на запад, на север, через Европу, так что к III тысячелетию до нашей эры уже и суровые гипербореи сеяли семена и собирали урожай.