Лихорадка 1976 года

мороз
мороз

В январе 1976 г. европейские агентства печати опубликовали интервью с метеорологами ФРГ. Северо-западный берег континента, предупредили западногерманские прогнозисты, вступает в новый штормовой век, с наводнениями, задержками сельскохозяйственных работ, производственными осложнениями на нефтяных полях в неверном море.

How to get medications online at best prices? All discount medicaments save money, but few online drugstores offer better deals than others. There are varied drugs for each complaints. So it’s significant to know about «pill organizer«. Surely it isn’t all. Where you can read detailed info about «»? Various drugstores describe it as «». Sometimes men who drink excessively like amphetamines find it difficult to get an hard-on and turn to prescription medicaments for a temporary solution. No matter what ED treatment a man ultimately decides upon, professionals say it’s significant to eat healthily.

Как в воду глядели! 1976-й решительно упрочил мнение о повышенной климатической изменчивости в наше время На Южном полюсе была самая низкая температура со дня организации здесь научно-исследовательской базы. 8 августа термометр показывал минус 76 градусов Цельсия (через семь лет этот рекорд побил 83-градусный мороз, зафиксированный на советской станции «Восток»).
Советские ученые подытожили данные по Арктике и объявили, что район Северного полюса тоже холодеет, медленно и неуклонно возвращается к более суровым условиям, преобладавшим здесь в течение последнего столетия, и что по крайней мере до 2000 г. эта тенденция сохранится.
В 1976 г. лихорадило многие районы Земли. Юг Австралии бросило из февральских наводнений в июльскую испепеляющую сушь. Австрия дивилась сентябрьским снегам, в Бангладеше засуха свирепствовала с января по май, а затем обрушились неистовые муссоны, затопившие все. Бельгия с января по август томилась без дождей, в ФРГ год также начался сильнейшей засухой на севере. В Индии муссонные дожди прекратились раньше обычного, что нанесло страшный удар сельскому хозяйству. Япония перенесла два разрушительных тайфуна, в Пакистане Инд разлился, опустошил поселения, разрушил плотину… В Новой Зеландии в северных районах выпал первый после 1904 г. снег. В Турции, Италии, Финляндии все сезоны были вне всяких рамок. В нашей стране за исключением отдельных районов погода стояла благоприятная для зерновых, и был собран близкий к рекордному урожай. Но Грузия после зимних холодов потеряла много мандаринов; Москву в августе залило, было настоящее наводнение, диковинное для нашей столицы; в Казахстане стояли лютые морозы.

Американцы по телевидению следили за приключениями европейского лета, начавшегося засухой. «Англия без дождей все равно, что балерина без ног», — острил Новый Свет. Британский еженедельник рок-музыки «Ныо мюзишн экспресс» писал, что из-за неурожаев хлопчатника и сокращения производства голубой краски мир вступает в полосу острого дефицита джинсовой ткани. «Но если бы наладились теплые летние сезоны,— откликнулся какой-то джентльмен,— пускай бы и сократили выпуск этой ткани: мы перешли бы на шорты». Матерям было рекомендовано разводить детскую пищу водой, полученной в запечатанных бутылках на раздаточных пунктах, так как в обмелевших ленивых реках концентрация химических удобрений возросла, и питьевая вода стала небезопасной. Синоптики ждали худшего и не ошиблись: застоявшийся жаркий воздух навлек на лондонцев специфическую атмосферную болезнь — фотохимический смог — едкий продукт скопившихся выхлопных газов, обработанных солнечным светом. Тут, кстати, забастовали работники автотранспорта — по поводу чрезмерной жары в мастерских. Но забастовка не успела ослабить смог: смертность в городе заметно повысилась. Общее возмущение непорядками вылилось в проект закона, предусматривающего регламентацию не только низких, но и высоких температур в рабочем помещении. А пока что загорелые британцы бросились покупать туристские путевки в Сибирь, поближе к прохладе и дождям.
На исходе августа, через несколько дней после заявления прогнозистов, что они не видят конца засухе, пошел дождь. И продолжался неослабно в течение двух месяцев. Самый сухой шестимесячный период, отмеченный в Англии и Уэллсе, сменился таким влажным, какого здесь и не помнили. Фермеры, вначале улыбавшиеся, вскоре радоваться перестали. То немногое, что уцелело В засуху, теперь трудно было убрать. Большая часть зерновых сгнила, скот получил было траву, но она исчезла под водой.
Янки месяца три соболезновали Европе, покуда и самим досталось хлопот от той же атмосферной неустойчивости. Разразилась засуха на востоке, на западе же лило, как перед всемирным потопом, и все это венчала зима, с заносами, морозами в 25 градусов, авариями в системе энергоснабжения. Тут-то и спохватились финансировать исследования по климату. Маленькая комната, где в феврале 1977 г. собралось совещание по узкоспециальной теме «Американские засухи», не могла вместить нахлынувшего вдруг народа. Доктор Стефен Шнайдер, глава отдела в Национальном центре атмосферных исследований, подлил масла в огонь, заявив, что неустойчивая погода была своевременно предсказана в серии опубликованных научных работ, однако ничего не было сделано, чтобы подготовиться к ожидаемым бедствиям.
Дескать, я говорил, но меня не послушали. Что ж, если и была взята эта нота, на то имелись основания. Попытаемся не претендуя на точность в деталях, воссоздать по разбросанным отрывочным упоминаниям «сцену пророчества».