Исторические заслуги метеослужбы

облачное небо
облачное небо

Отечественная метеослужба имеет и исторические заслуги. Стоит напомнить эпизоды войны с гитлеровской Германией. Например, дата начала Сталинградской битвы была назначена с учетом долгосрочного прогноза, обещавшего погоду, благоприятную для сосредоточения войск, действия авиации и танков.

Для составления прогнозов синоптикам приходилось иногда собирать необходимые данные, летая в тыл противника. В 1943 г. они помогли проведению операций по форсированию Днепра и его притоков. Войскам 1-го Белорусского фронта, чтобы форсировать Днепр в среднем течении, была «выдана» плохая видимость, а войска 2-го и 3-го Украинских фронтов использовали предсказанную синоптиками непогоду для маскировки своей переправы в нижнем течении Днепра. Синоптики «приготовили» сильнейшую распутицу под Уманско-Христиновскую операцию в марте 1944 г., что весьма помогло 2-му Украинскому фронту. Для форсирования  Вислы и захвата Сандомирского плацдарма на ее западном берегу командование 1-го Украинского фронта также воспользовалось прогнозом плохой видимости, то есть нелетной погоды, блокировавшей вражескую авиацию.

Маршал И. С. Конев приводит в своих воспоминаниях пример тяжелых последствий, когда ценным прогнозом воспользоваться не удалось. С учетом предсказаний метеорологов (блестяще оправдавшегося) планировалось Висло-Одерскую операцию начать 20 января 1945 г. Однако по просьбе западных союзников, терпевших поражение в Арденнах, начало операции было перенесено Ставкой на 12 января. Этот день и несколько последующих наши войска вынуждены были действовать без хорошей поддержки с воздуха — погода стояла нелетная.
В наше время неотвратимые бедствия не исчезли — ведь бороться со стихиями природы средств нет. Но они не являются роковыми в древнегреческом смысле. Можно, получив предупреждение (например, со станции слежения за цунами), покинуть опасное место и спастись.
В Ветхом завете прародитель Ной спасается от потопа как раз благодаря своевременному предупреждению. Прогнозы, составляемые смертными, не столь безупречны, как тот, который был дан Ною, да и люди не все пошли в прародителя: есть среди них и беспечные, и самонадеянные, и рассеянные, они предупреждений не слушают. В мае 1960 г. на Гавайских островах стало известно о приближающейся сейсмической опасности. «Дейли телеграф» писала: «Сирены воют непрерывно на прибрежной территории, напоминая населению о необходимости эвакуироваться. Но в ожидаемый час ничего не произошло». Газета «Сан»: «Предупреждение об опасности застало за ленчем в прибрежных отелях местных жителей и туристов, которыми забит Вайкики». 22 мая радио повторило несколько раз, что от берегов Чили движется цунами, волна должна достигнуть Хило к полуночи. Кто-то махнул рукой, кто-то выключил радио: «Опять пугают…»
В час ночи 23 мая 1960 г. семиметровая волна обрушилась на Хило и уничтожила его. Гавайская академия наук опросила 294 оставшихся в живых и знавших о приближавшейся опасности. 131 из них «ожидал дома более четких указаний».
Сегодня мир ожидает более четких указаний относительно накатывающейся издалека волны климатических перемен. Может, ничего и не произойдет?
Чтобы пытаться предвидеть черты климата будущего, надо понять, насколько это возможно, отчего и каким образом он меняется. Над этими сложнейшими проблемами и бьются с переменным успехом климатологи всего мира.