Истоки недолгих перемен

истоки недолгих перемен
истоки недолгих перемен

Парусники уступили моря и океаны пароходам, пароходы — дизельным судам, так что теперь власть ветров на воде ослабла. Но на суше они еще могут себя показать.

Ветры — распределители дождей, переносчики песка и пыли, насекомых и бактерий. Кому-то не донесут свой груз, кому-то переадресуют. Как жалобы больного и результаты обследований дают врачам возможность судить о причинах заболевания, так и причиняемые ветрами бедствия метеорологи стараются использовать для углубления знаний о природе ветров.
Сотрудники противосаранчового центра Северо-Западной Африки занимались своим обычным делом — вели наблюдения за режимом местных рек. Известно, что от степени влажности прибрежных почв зависит энергии размножения саранчи. Прогнозисты аккуратно метили границы разливов, размышляли над своими картами и, что иногда случается, незаметно с одной задачи переключились на другую, более общую. Отчего бывают затопления, подстрекающие саранчу? Когда собрали материал, сквозь пестроту разбросанных, разнородных фактов проступила зависимость между выпадением сильных дождей, разливами рек, с одной стороны, и острой нехваткой влаги, наступлением путынь в Сахели — с другой. Да это прямо заговор какой-то!

Нарисовали карты температур, давлений, осадков. Ну конечно, пояс дождей сместился в год заговора (1969) со своей обычной позиции, и отсюда все беспорядки: одним затопление и саранча, другим засуха и пески. Когда же взялись искать, отчего этаким образом перестраивается география ветров-водоносов, то вынуждены были привлечь для объяснения весьма отдаленные причины.
Прямыми виновниками несчастий в Сахели и ненормальных сезонов по обе стороны Атлантики, на обширных территориях Азии, Австралии названы были западные ветры. Но они — исполнители. Нити «заговора» вели выше. Руководила передвижениями ветров могучая воздушная река, несущаяся с огромной скоростью километрах в двенадцати над уровнем моря. Это так называемые струйные течения — не объясненная до сих пор деталь общей циркуляции атмосферы.
Так задачи противосаранчовой обороны привели к попытке объяснить механизм регулирования погоды на нашем полушарии. Погодные программы, полагают климатологи, задаются струйными течениями, которые окольцовывают приполярную зону неба. Кольцо это живое, подвижное, нечто вроде колечка табачного дыма. Его уподобляют также змее, которая ловит свой хвост (старинный алхимический символ). В нашем веке эти ветры-высотники держались обыкновенно возле полярной области. Такая фигура — ее называют сильной циркуляцией— приносит устойчивость погодным системам; они планомерно передвигаются с запада на восток. Соседям Атлантического океана справа сильная циркуляция доставляет летом свежий, с дождем, морской воздух, а зимой смягчает холода, так что британцы могут себе позволить иногда и не отапливать свои квартиры.
Кольцо западных ветров при сильной циркуляции узкое, околополярный вихрь сжат. В этой партии большая часть дождей приходится на долю районов выше Средиземного моря, мало осадков достается Ближнему Востоку, тропические же ветры простираются довольно далеко к северу, и муссоны достигают высоких широт. Английские климатологи Уинстенли и Лэм, предложившие эту модель, считают, что сильная циркуляция бывает в периоды общего потепления Северного полушария.