Искушение строить долгосрочные прогнозы

долгосрочные прогнозы
долгосрочные прогнозы

В отличие от дорожного движения движение облаков как раз правилам еще не подчинялось, эти правила следовало установить.

По первым картам метеорологи открыли участки высокого и низкого давления, названные антициклонами и циклонами (депрессиями), увидели вращательное движение штормовых ветров. Но пока информацию собирали по почте, сделанные из нее выводы, понятно, не имели никакого значения для предсказания погоды. Предсказательная метеорология родилась после изобретения телеграфа. Леверье организовал передачу метеорологических данных но телеграфу, и с июня 1856 г. в Париж по проводам стекались донесения 13 метеостанций. Тогда же в России начала формироваться сеть метеостанций, оборудованных по последнему слову техники. С 1872 г. в Главную физическую обсерваторию под Петербургом посылали свои сообщения уже 60 метеостанций, в том числе и из Западной Европы.

Было искушение строить долгосрочные прогнозы. Заведующий отделением ежедневного бюллетеня обсерватории С. Д. Грибоедов составил прогнозы урожаев на 1910 г., затем на 1912-й. Оба оказались неверными. Правительство потребовало, чтобы Академия наук назначила комиссию для рассмотрения пригодности используемых методов. Правительство не опекало метеорологов, а просто подчеркивало, что особо выделяет данный род занятий. Может быть, несколько резко, однако дело-то шло ни много ни мало — об интересах негоции России. С 90-х годов Россия вышла на второе место после Америки по вывозу хлеба. На международный рынок русского хлеба поступало всего на 10 процентов меньше американского. Тем ощутимее сделался вред от непредвиденной непогоды, особенно от засух.
Министерство финансов и министерство земледелия ждали от Главной физической обсерватории большего, чем та могла дать. Скудость средств не позволяла обсерватории придать практическую направленность своим исследованиям. Земства, передовые помещики ждать не хотели и заводили у себя метеостанции, разумеется, узкохозяйственного назначения — одни для зернового хозяйства, другие для виноградарства, табака, хлопка… Они мерили не то и не так. Обсерватория рекомендовала вести наблюдения по приборам и в соответствии с учеными инструкциями. Этой кампании придали вес своими решениями Государственный совет, потом Государственная дума. Имелось в виду поднятие «метеорологического дела в России как в научном отношении, так и в целях практических по предсказанию погоды на ближайший срок для нужд сельского хозяйства, железных дорог, мореплавания и прочих потребностей…».
И вдруг такой конфуз… Комиссия Академии наук высказалась не в пользу обсерватории. Последовала отставка Грибоедова (с направлением его во Владивосток для организации там метеослужбы). Идея   долгосрочных предсказаний была дискредитирована в глазах науки и пала в общественном мнении.