Гипотезы о причинах климатических перемен

климатические перемены
климатические перемены

Еще предстояла долгая кропотливая работа сборщиков фактов, а теоретическая мысль, забегая вперед, уже спешила дать объяснения, как эти факты понимать и что из них следует. Было выдвинуто много гипотез о причинах климатических перемен.

Старые и молодые, они мирно уживаются одна с другой. Иногда какая-нибудь получает отставку, но потом вновь возвращается в рабочую группу.
Делят их обычно на астрономические и внутренние. К старейшим представительницам первой группы относится гипотеза солнечных циклов. В ее исторической части мы узнаем, что, когда во Франции правил король-солнце (Людовик XIV, 1643—1715), на Солнце пятен не было. Откуда про то известно? Солнечные пятна увидел Галилей в начале XVII в.; позже упоминаний о подобных наблюдениях долго не встречается, и значит, большую часть века пятен не было. Видеть их, наверное, не особенно и желали, сохраняя веру в чистоту светила и оскорбляясь одною лишь мыслью о каких-то порочащих его пятнах. Хотя что, например, хорошего в классификационном его названии — желтый карлик? Однако в пользу незапятнанности можно отнести также молчание Ньютона; он уже изготовил свой рефлекторный телескоп и, если б заметил столь серьезную деталь, надо думать, дал бы о том знать.
Знаменосцем, страстным пропагандистом гипотезы солнечных циклов был профессор А. Л. Чижевский. Юношей, задолго до своего научного увлечения, он писал: «Как солнца луч горяч и золот, так сердце юное горит»; «Я умереть хочу не в бездне темной ночи, а в блеске пламенного дня, чтоб солнце мне слепило очи дыханьем вечного огня». Его «Тетрадь стихов» (Калуга, 1919) полна горения, сияния, огня. Выставляя работы Александра Леонидовича на соискание Нобелевской премии, президент 1-го Международного конгресса биофизиков сказал, что многогранная научная, литературная, художественная деятельность этого кандидата дает основание характеризовать его как Леонардо да Винчи XX в.

 «Наше солнышко,— писал Чижевский,— приходит в неистовство девять раз в столетие… 2—3 года каждый раз, приступами, его охватывают судороги, конвульсии, пароксизмы, и оно посылает в пространство осколки атомного и ядерного распада высоких энергий… Каждый раз все без исключения явления на земле — синхронно, в мертвом и живом царстве — приступами — приходят в конвульсивное содрогание: страшные ливни, наводнения, смерчи, торнадо, ураганы, бури, землетрясения, оползни, вулканическая деятельность, полярные сияния, магнитные и электрические бури, грозы… Живая материя также приходит в неистовство — эпидемии и пандемии, эпизоотии и эпитифии проносятся по земному шару, Резкие уклонения от обычного хода хронических и острых заболеваний, общая смертность достигает максимального значения… Микробы и вирусы также испытывают бешенство солнечных корпускул и радиации, им не уступает нервная система, этот тончайший прибор высокоорганизованных существ — насекомых, беспозвоночных и, наконец, приматов — человека…».